Он Устал, Но Не Уходит. Пока…

Он Устал, Но Не Уходит. Пока…

Во время вчерашней пресс-конференции Владимир Путин не изменил своему традиционному амплуа. «Кому он нужен — если уж травили бы, довели бы до конца», «до таких как я вакцины еще не добрались», «мы белые и пушистые» — четыре часа этот «пациент» (как он назвал своего оппонента, имя которого опять не стал произносить) пытался веселить публику, но получалось уже не очень.

Если Борис Ельцин в ночь 31 декабря 1999 года после десятилетия своего правления заявил, что устал и уходит, то правящий уже третье десятилетие Путин хоть и устал, но явно уходить не собирается. Именно так стоит понимать его ответ на вопрос о том, пойдет ли он на очередной срок в 2024 году: «…что касается стабильного развития страны, это много стоит… Формально решение есть от народа, делать или не делать — посмотрю». То есть, переводя на русский — «однозначно да», а потом так же в 2030-м году еще на шесть лет.

Правда, по опубликованным данным даже официозного ВЦИОМ, рейтинг Путина достиг рекордного исторического минимума — всего 26% поддерживающих его россиян. Однако если все, кто может бросить ему вызов, оказываются «пациентами» кто берлинской клиники, кто СИЗО, а кто кладбища, за рейтинг можно не беспокоиться. Недаром поддерживаемый им Александр Лукашенко с еще меньшим рейтингом набрал аж 80% голосов на президентских выборах — как говорил классик советских избирательных кампаний «главное не как голосуют, а как считают». 

Но если серьезно, усталая самоуверенность Путина — это и плохо, и хорошо. Почему плохо, понятно — «пациент» твердо намерен править «клиникой» еще до 2036 года, невзирая ни на какие приличия и рейтинги. А хорошо это, пожалуй, потому, что он уже явно не тот, каким был в 2014 году, когда захватывал Крым, и не тот, каким был в 2015 году, когда был готов воевать с Турцией из-за Сирии, обвинял Реджепа Тайипа Эрдогана в «радикальной исламизации» своей страны.

На этот раз мы, напротив, услышали от него, что президент Турции мужчина, который держит свое слово, и «не виляет хвостом». Причем, это говорится не тогда, когда Эрдоган отступал у своих границ (сдача Алеппо), а тогда, когда он уже наступает в «зоне исключительного влияния» Кремля, каковой там всегда считали пространство бывшего СССР. Поэтому, чем дольше уставший «кремлевский пациент» будет оставаться у власти, тем больше баланс сил на постсоветском пространстве постепенно будет меняться, в том числе, в сторону усиления мусульманского фактора.

Однако не надо забывать, что пока это будет происходить, за решеткой будут находиться наши братья, уже ставшие жертвой политики этого «пациента» и те, кто еще станут ими при продолжении его правления. Да и помимо их и тех, кто должен думать о том, как их освободить, есть влиятельные силы, в планы которых тоже не входит бесконечное правление «кремлевского пациента».

Так что, не исключено, что в следующем году проводить свое общение с публикой ему придется уже не в таком самоуверенном тоне, а примерно так, как это в схожих условиях сейчас делает его белорусский коллега. 

Источник — пример ссылки на источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *