Переломный 2020-Й Год

Переломный 2020-Й Год

2020-й год, безусловно, был весьма сложным годом, как для всего мира, так и для его мусульманской части.

Глобально и общечеловечески главным его событием, конечно же, оказалась пандемия коронавируса, которая указала людям на их положение и их беспомощность. Эти события стали софт-версией разрушения Вавилонской башни или Ноева потопа, когда возгордившиеся и возомнившие себя всемогущими люди оказывались сметенными неожиданной и превосходящей их силой. И хотя в 2020 году Апокалипсиса не произошло, то, что мы наблюдали, можно было считать его уменьшенной копией или репетицией. Оказалось, что даже маленький и не самый опасный вирус способен положить на лопатки глобальную цивилизацию со всеми ее грандиозными планами создания искусственного интеллекта, всеобщей роботизации, освоения новых планет, достижения сингулярности и т.п.  

Под конец 2020 года решение этой не самой грандиозной проблемы, судя по всему, удалось найти — традиционным путем вакцинации. Хотя пока она охватит необходимое для этого количество людей, многие еще станут жертвами вируса даже в наступившем 2021 году. И, тем не менее, пока человечеству дана отсрочка. А это значит, что будет продолжаться история, нервом которой является борьба различных общин, народов, стран, цивилизаций, групп, на которые человечество разделено по самым разным признакам и принципам.

Впрочем, эта история продолжалась и в 2020 году, а в отдельных сферах подобная борьба лишь набирала обороты, несмотря на общечеловеческие проблемы. И с этой точки зрения можно сказать, что для ряда стран и народов, имеющих важнейшее значение для Исламской уммы, именно 2020 год стал переломным.

Без преувеличения, важнейшим событием этого года под его завершение стала Вторая Карабахская война. Помимо ее значения как Отечественной войны для азербайджанского народа, она стала ключевым политическим событием ушедшего года и для всей Уммы. Чем именно?

За редкими исключениями почти весь XX век и начало века XXI при столкновении мусульман с силами т.н. иудео-христианской цивилизации (термин, введенный не нами, а врагами Ислама), происходило «избиение младенцев». Чудеса героизма и самопожертвования, вера в победу и готовность идти до конца — все эти качества, на языке военной науки называемые «моральным превосходством», обычно были на стороне мусульман. Также во многих случаях мусульманские воины и командиры демонстрировали чудеса военного искусства, маневренности, способности эффектно противостоять многократно превосходящему врагу. Однако даже в большинстве этих случаев в итоге происходило то, что можно описать формулой — «система бьет класс». То есть, военные машины, даже возглавляемые тупыми генералами, порой с деморализованными солдатами и офицерами, за счет технического, организационного и ресурсного превосходства в итоге перемалывали героев-мусульман.

Когда началась Вторая Карабахская война, многим военным аналитикам, отслеживающим новости с обеих сторон, бросалось в глаза, что армянские пропагандисты освещали ее так, как предыдущие конфликты освещали информационные активисты разгромленных мусульманских групп. То есть, если с азербайджанской стороны это были новости об успехах технически превосходящей и высоорганизованной военной машины, то все, что оставалось армянским пропагандистам — это уповать на героизм своих воинов. Хотим, чтобы читатели правильно нас поняли — это отнюдь не означает, что мы считаем армянского воина более героическим, чем азербайджанского — примеров обратного масса. Просто, по опыту разных войн, когда военная пропаганда упирает только на героизм и личные качества воинов, ничего хорошего такой стороне это не предвещает — героизм иногда способен совершить чудо, но в классических войнах на истощение ресурсов победа обычно оказывается за тем, кто обладает первосходством организации и техники.

И вот во Второй карабахской войне мы увидели то, от чего уже давно отвыкли — полное организационное, техническое, ресурсное, а также информационное, правовое и дипломатическое превосходство мусульманской страны над стороной, которая сама выпячивала свое христианство. И если обычно мусульмане воевали с Калашниковым против авиации и беспилотников врага и в итоге проигрывали, то в этот раз все произошло с точностью наоборот — мусульманская армия разгромила крестоносную благодаря превосходству не только класса, но и системы. 

Все эти события стали наглядной иллюстрацией того, о чем писали авторы «Голоса Ислама» в связи с неудачными для мусульман войнами на Ближнем Востоке. В частности, в 2018 году нами была опубликована статья Харуна Сидорова «Хвосты коров» и «боевые кони», в которой было указано на несостоятельность романтическо-героического отношения к войне и в частности использования известных хадисов о джихаде без учета и понимания современных реалий (https://golosislama.com/news.php?id=34610). Однако если до сего момента такой подход можно было считать пораженческим, потому что помимо теоретических рассуждений у нас были только примеры того, как мусульмане действуют неправильно, то Вторая Карабахская война стала наглядной положительной иллюстрацией этого подхода, показав, как мусульмане могут действовать правильно. И сегодня ночью это по пунктам описал лидер и главнокомандующий государства-победителя Ильхам Алиев, подробно рассказавший о том, как оно шло к победе и что ему для нее понадобилось (https://golosislama.com/news.php?id=39450).

Но если 2020 год политически завершился для мусульман разгромом крестоносцев в Карабахе, то начался он разгромом сил мятежника Халифы Хафтара, который переломил ход боевых действий в Ливии. А этому в свою очередь предшествовало в конце 2019 контр-наступление протурецких сирийских сил, остановившее наступление путинистов и асадитов на север Сирии и позволившее сохранить там неподконтрольный алавитскому режиму суннитский очаг.

Но что объединяет все эти три войны?

Геополитически то, что во всех случаях за победителями стояла Турция под руководством Реджепа Тайипа Эрдогана, опирающегося на коалицию Партии Справдливости и Развития и Партии Националистического Действия. Для их внешней политики 2020 год стал действительно переломным, потому что с момента создания этой коалиции и после отказа в 2016 году от активной политики предыдущего премьер-министра Ахмета Давутоглу, Турция на внешней арене практически сдавала позиции в столкновениях со своими противниками, в частности с путинской Россией. В 2020 году все изменилось — сумев перед этим стабилизировать ситуацию в Сирии, Турция обеспечила переход своих союзников в контр-наступление в Ливии и в конце года помогла одержать убедительную победу своему союзнику в Карабахе.

Инструментально тем фактором, который обеспечил перелом хода боевых действий во всех этих случаях, стал турецкий беспилотный летательный аппарат «Байрактар», в разных его модификациях. Конечно, было бы большой ошибкой считать, что этот фактор сделал неактуальными такие традиционные средства ведения боевых действий как классические авиация, артиллерия или танки. Но о том, что он стал новым козырем в ведении боевых действий, в 2020 году говорило все больше военных экспертов, и козырь этот оказался в руках амбициозной мусульманской страны и ее союзников.

Исторически во всей этой ситуации можно увидеть глубокий символизм. Изобретателем этого революционного средства ведения войны Турцией и ее союзниками стал Сельчук Байрактар — зять Реджепа Тайипа Эрдогана, фамилия которого переводится на русский как Знаменосец, а имя является названием союза племен, совершивших великую евразийскую геополитическую революцию. Помимо воспитывающей и руководящей роли Ислама, помимо того, что русский историк Лев Гумилев называл «пассионарностью», важным техническим преимуществом сельджуков и других тюркских племенных союзов периода их экспансии в Большой Евразии, были отменные породы скакунов, обеспечивавшие им превосходство в скорости и маневренности. И вот, в начале третьего десятилетия XXI века в роли таких скакунов оказываются беспилотники-байрактары, благодаря которым в отдельных регионах уже осуществляется новая геополитическая революция.

По итогам всех этих событий в 2020 году многие аналитики, одни с надеждой, а другие с тревогой и ненавистью стали говорить о подъеме глобального тюркского фактора или пантюркизма и превращении его в серьезного геополитического и цивилизационного игрока. В связи с этим тоже надо сказать пару слов. Мы знаем, что нас читают разные мусульмане — представители как тюркских народов, так и автохтонно-кавказских, иранских или новые мусульмане из числа славян и других европейцев. И если у первых эти процессы обычно вызывают энтузиазм, то у вторых нередко настороженность и неприятие. Наша позиция в этом вопросе такая — мы всегда ставили и ставим на первое место Ислам, и оцениваем те или иные проекты по тому, как они с ним соотносятся. А реальность, нравится нам это или нет, такова, что все проекты, которые позиционировали себя как «чисто исламские» без оглядки на национальный фактор, сегодня оказались недееспособными. Сегодня сила снова оказалась у конкретных стран, поддержки которых приходится искать в том числе различным катибам, джамаатам, движениям и т.д.

И в такой ситуации получается, что Арабский мир, который многие привыкли видеть оплотом Уммы, оказался подвержен не просто национализму, а национализму в его откровенно антиисламской разновидности, направленной против исламских проектов, исламской солидарности, исламских ценностей и интересов. То же касается и Ирана, политику которого определяет синтез шиитского экспансионизма с персидским национализмом. На этом фоне в центре Тюркского мира, напротив, оказывается страна, власти которой ассоциируют себя с Исламской уммой и выступают с позиций исламской солидарности, придерживаясь при этом суннитского Ислама. Поэтому, если эти идеи и принципы будут распространяться на мусульманские страны и народы Тюркского мира, который таким образом снова превратится в опору Уммы, мы это можем и будем только приветствовать.

Но при этом необходимо четко видеть грань между исламским тюркизмом и антиисламским тюркизмом — если в рамках первого тюрки играют важную роль в исламской цивилизации, являясь центром притяжения и для мусульман-нетюрок, то в рамках второго Ислам рассматривается как помеха для тюрок, которым предлагается возрождать тенгрианство и прочий языческий туранизм, а мусульмане-нетюрки рассматриваются как враги. Поэтому, настолько же, насколько мы готовы приветствовать восхождение исламского тюркизма, если Аллах снова наделит его силой, настолько же мы будем противостоять антиисламскому тюркизму, арабизму, иранизму или любому другому «изму», противопоставляющему себя Божественной религии и ее носителям. 

Со всеми этими вводными мусульмане Евразии и входят в новый для большинства человечества 2021 год. Мы, как известно, не считаем это перелистывание календаря праздником, но мы будем надеяться на то, что в этом году получат развитие достижения предыдущего года, а проблемы последнего уйдут вместе с ним. Просим об этом Всевышнего Аллаха и будем предпринимать для этого усилия.

Со своей стороны просим наших читателей не забывать о поддержке нашего сайта, чтобы и в наступившем году мы оставались с вами (https://golosislama.com/page.php?id=8).    

Источник — пример ссылки на источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *